• Главная

  • Toyota Corolla - Эксплуатация и ремонт


  • Школа вождения для женщин

    СКАЗКА О ТРЕХ ТАКСИСТАХ

    Жили-были в одном большом-большом городе три таксиста — Василий Михалыч, Иван Михалыч и Михал Михалыч. Жили неплохо: с утра до вечера по городу «бомбили». Пассажиров с аэропортов и с вокзалов домой и в гостиницы доставляли, по вечерам дома в кругу семьи ели картошку с котлетами под сериалы о ментах и программу «Время», а по выходным в гараже собирались — под капотами своих личных «Волг» покопаться, пивка дербалызнуть и поговорить о мировых проблемах — об инопланетянах, к примеру, о ценах на бензин. Словом, хорошо жили таксисты, позавидовать можно.

    И вот однажды солнечным субботним утром собрались таксисты в гараже. Сначала масло поменяли у «Волги» Ивана Михалыча, потом почистили свечи у «Волги» Василия Михалыча, затем обсудили, какую замечательную летнюю резину купил для своей «ласточки» Михал Михалыч. Ну а там уж настало время для пива и разговоров о мировом устройстве. На этот раз речь зашла о женщинах.

    — Нет, ну вот борщ, к примеру, моя готовит обалденный, — начал Василий Михалыч, и оба его собеседника закивали. — Ну и пусть себе варит! Но зачем не в свое дело-то лезть? Едем вчера с моей в магазин — так она зудит и зудит под руку: езжай медленней, езжай медленней, езжай медленней... Я уж не выдержал, говорю: понимала бы чего, с вашим бабским умом за рулем вообще делать нечего! Такона обиделась сразу, скажи, пожалуйста! Как будто я не прав! С их женским умом в машине можно только молча ехать, но не за рулем. А то ведь развелось таких в последнее время — не проедешь! Вон, вчера, стою на светофоре, справа останавливается такая вот, на «Пежо» — и начинает себе прическу поправлять. Смотрится в зеркало заднего вида и поправляет. Как будто не на дороге, а дома в ванной. Я, знаешь, чуть стакан с кофе из рук не выронил — как раз решил кофейку попить, с пирожком, только встал на светофоре, только пирожок в руку взял, стакан с кофе — в другую, пару глотков сделал — а тут она со своей прической. Тьфу ты! Весь аппетит испортила!

    —И не говори,—с готовностью поддержал друга Иван Михалыч. — Вот вспомни, при Брежневе, много было женщин за рулем? Ни одной! И ведь порядок на улицах был! Порядок! А сейчас что? Черт знает что! А все потому, что слишком много их на дороге появилось. Женщина, она для этого дела слишком языком болтать любит. Выедет на улицу, включит мобильник, и ля-ля-ля — три рубля! Всю дорогу языком чешет. Я тут вчера ехал, рядом одна такая; на джипе, в телефонную трубку вцепилась — и трещит в нее что-то, и трещит! Я как раз по рации с диспетчером разговаривал — вчера Семен дежурил, он поболтать любит, а мне что? Ездить долго, хоть с живым человеком поболтать. Семен-то, слышали,«Фольксваген-Пассат» себе из Германии перегнал, вот и рассказывал, как там у него все сложилось. Долго рассказывал... Я смотрю на нее и думаю — неужели она больше Семена будет трепаться? И точно! Он уже и про Германию мне рассказал, и заказ передать успел — только тогда она замолчала, представляете?

    — Да, беда, — авторитетно согласился старший, Михал Михалыч. — Вон дочке моей, мелкой, муж машину подарил. Права получила, и прямо все знает теперь лучше всех! Знаете, что она мне вчера заявила? А чего это, говорит, пап, ты пиво пьешь? Тебе же сегодня за руль! Поучи, говорю, отца, поучи. Он всего-то двадцать пять лет за рулем, а ты уж целую неделю, так, конечно, ты меня многому научишь... Вот если бы меня назначили главным над милиционерами, — в некоторой задумчивости протянул Василий Михалыч, и приятели оторопело уставились на него. — Ну, теоретически... Знаете, что бы я им всем приказал? Я бы приказал всех женщин останавливать — и права изымать на проверку. Все равно окажется, что у каждой второй права купленные, а у кого не купленные — той муж на день рождения подарил, а если какая-нибудь случайно сама получила — то все равно водить не умеет, и если права у нее забрать — только лучше будет! И только начали товарищи выражать Василию Михалычу свое полное и безоговорочное одобрение, как вдруг случилось непредвиденное. Из-за угла гаражей показались? три женщины. Были они одинаково внушительные, коренастые, ы лица их были одинаково строгими. Это были Марья Ивановна, Светлана Ивановна и Татьяна Ивановна — жены наших героев и закадычные подруги. Они тоже любили на выходных собираться вместе, пить чай с пирогом и жаловаться на безденежье и вечное мужнино разгильдяйство.

    — Ну, конечно! Вот они где, голубчики! — Марья Ивановна уперла руки в боки. — Так и знала! Опять глаза залил? А кто со мной сегодня в магазин обещал съездить, а? Забыл? Ну у конечно, ты все вечно забываешь! У тебя что, голова дырявая, что ли?

    — Хватит уже в железках ковыряться, как старьевщик какой-то! — поддержала подругу Светлана Ивановна. Кто обои в кухне будет клеить? Пушкин? А ну, быстро домой! Ты не барин, ты нищий, зд тебя работать некому!

    — Горе мое! — вторила Татьяна Ивановна. — зачем ты опять машину развинчиваешь? Кто завтра на дачу поедет картошку отвозить? Пока ты тут колеса будешь туда-сюда отвинчивать, на даче вся картошка сгниет! А ну, заканчивай, пошли!

    Переглянулись друзья угрюмо, встали и, как всегда, не закончив жизненно важного разговора, отправились по домам. И по дороге каждый из них думал: ну что это за несправедливость, в самом деле? Дома — женщины, в гостях — опять женщины, на работе — снова женщины. Неужели этого мало? И зачем, скажите, пускать их за руль? Где же тогда мужик сможет спокойно отдохнуть среди своих? Скажите, а?

    <<< Предыдущая глава | Следующая глава >>>






    инструкции